Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Да, этот текст про концерт "СахаРок" от ТКМЕ. Да, я уверена.

Как под толщей воды груз жмет на грудь, так и звук давит ее. Рок ли, нет. Накатывает. Волна за волной. Уже сил нет. Дышать хочется. Вот и поверхность видна. Только на свет выплывешь, захватить бы воздуха ртом. Откроешь. В лицо. С силой новою. И в груди вода жжется. И голодно. Взахлеб воды наешься. Покоришься силе. И выплывешь. Вынесет на берег. Закашляешься. И жить захочешь. А не сольешься со стихией - беда. 

На ощущениях все. Ни слова не понятно. Только со сцены волна за волной. Волна за волной. Океан на сцене. И ты в его шторме как шнуха пропащая. На спину ляжешь и поплывешь. Пусть несет... 

Обычно говорят - космос. Сегодня - океан. Только эта сила и подойдет. Мощная и всевластная. Вода соленая. Неусмиримая. Энергия. Вот только сахар в воде растворится и не останется ничего. Лишь соленость во рту. 

Проект Те Кто Мы Есть дал СахарОк. И был он как РафинАД. Вроде все хорошо. Все было. И Сахар и Рок. А послевкусие странное. Да и раскусить не всегда получается. 

Про исполнителей говорить не хочется. Я восхищаюсь ими слишком, чтоб что-то правдивое и нужное сказать. Они такие какие они есть. И чтобы их узнать надо приходить, слушать и смотреть. Не-ре-аль-ны-е люди этого мира.

Спасибо Вере, что была близко. Спасибо, что говорила. От этого стало тепло. Первый раз на концерте ТКМЕ было действительно тепло.

Про композиции говорить не хочется. Все как одна, на подбор. На силу в грудь. Все как одна, непонятные. Ни зги не видно. Ни слова не разобрать. И гудит, шумит вокруг. И брызги чувств. Лишь голосов звук доносится. И не нужно ничего больше. Только бы голоса эти слышать. Только бы оттенки знакомые узнавать. Как будто в них вся сила и сосредоточена. Как будто бы если замолкнут они, то и ты пропадешь. 

Очень цельное полотно, которое детализировать грех. Было много чего...были мюзиклы (был “Моцарт” и “Дих” от Веры, вот это помню хорошо), была классика, было то, что есть в голове на подсознательном и то, что прошло когда-то мимо. Лучшее и не только. Была волынка. Были жесты. Было тихо и чувственно. И на разрыв аорты. И пульсом в ней. И все откликалось. 

Не знаю я, что сказать. Я помню все и ничего. Очень сложные у меня отношения с проектом ТКМЕ. Не всегда мы с ним совпадаем. Даже чаще, наоборот, нет. Но тут захлестнуло и унесло. Не могу двух слов связать и в конкретику уйти. 

Да и сложно это становится, потому что очень трудно выделять что-то, чего ты не знаешь. А для меня это становится проблемой на концертах. Все чаще и чаще. Мне сложно понять, что я слышу. 

К тому же я не всегда понимаю, что я слышу. Все губит этот проклятый звук. Когда Веру и Евгения еще хоть как-то слышно, Кирилл целиком утопает в музыкальной густоте. Про слова вообще забыть можно. Про смыслы тоже. За очень редким исключением. В этом проекте мне всегда интересны переводы. Потому что я не всегда чувствую их. Мне Свешникова поймать - это очень редко, как в сотнях раковин найти одну жемчужинку. Но для этого слова слышать надо. А тут волна за волной. Вот только “Октябрь и апрель” расмуса в голове засел. Потом что жесты как маяки. И от этого понятно. 

Слов нет. Я вдоволь накупалась.

Скажу так: это был хороший удар. Это было интересно. Было громко. И очень правильно. Было по душе. И если бы меня не было в зале, то я бы об этом пожалела. 

Мне бы хотелось переслушать это все снова.

 Думала, что просто дам вам послушать, и вы поймете сами. Но нет. И тут тоже нет. Все смыло. Как будто и не было ничего. Но дышать хочется…