Сегодня мы хотим рассказать об опере «Порги и Бесс». У нее необычная, очень интересная судьба. Впервые опера была представлена в сентябре 1935 в Бостоне, а в октябре того же года в Нью-Йорке. Но сначала была история о бессоннице...

Audra McDonald as Bess and Norm Lewis as Porgy in Porgy and Bess. Постановка 2011 года. Источник изображения www.broadwayworld.com

Как-то ночью композитор Джордж Гершвин долго не мог уснуть и взял в руки книгу. Ею оказалась  популярная на тот момент «Порги» ДюБоса Хейворда.

Правдоподобность описания жизни чернокожих бедняков, несчастных жителей лачуг, так впечатлили Гершвина, что мелодии и аккордовые созвучия сами рождались в его голове. Он незамедлительно написал автору романа письмо, в котором сообщил, что хотел бы создать по его произведению оперу!

Уже через неделю Гершвин и Хейворд обсуждали ньюансы будущей постановки на морском пляже в Нью-Джерси. Было это в 1926 году.

Джордж Гершвин вернется к произведению в 1932 году и укажет в письме к автору: «В поисках сюжета для композиции я вновь вернулся к мысли положить «Порги» на музыку. Это самая выдающаяся пьеса о народе!».

Прототипом главного героя стал нищий калека по кличке Сэмми.  Историю его жизни никто не знал, но вид вызывал сочувствие, жалость и уважение. Чернокожий калека встречался Хейворду каждый день по дороге на работу. У него не было ног. Он передвигался на тележке, запряженной козой. С этого началась «жизнь» романа. Остальных героев автор придумал, но смог изобразить их столь убедительно, что в правдивости событий не было сомнений.

Гершвин ездил к Хейворду еще несколько раз, он хотел лично посмотреть на место событий, впитать в себя народную музыку. Он стал практически одержим «Порги и Бесс», забывая про еду, сон и отдых, отрываясь лишь изредка. На написание оперы он потратил двадцать месяцев. Гершвин взял за основу джазовые и блюзовые мотивы, использовал негритянский фольклор и импровизации.

David Alan Grier as Sportin' Life in Porgy and Bess.Постановка 2011 года. Источник изображения www.broadwayworld.com

После бостонской премьеры зрители более четверти часа не прекращали аплодировать. Критики не переставали восхищаться драматическим и мелодическим даром композитора Гершвина. 

Джон Эдвард Хассе (куратор джазовых коллекций Смитсоновского музея в Вашингтоне) написал, что «Порги и Бесс» — это «народная опера, занимающая промежуточное положение между оперой и бродвейским мюзиклом». 

В Нью-Йорке публика тоже тепло приняла новую работу композитора, но критики были менее любезны. Они называли оперу не иначе как: «адской смесью из блюзов, духовных гимнов, джаза, европейской классической музыки и уличных напевов разносчиков».

Причиной столь разных мнений было то, что общее признание оперы  «Порги и Бесс» стало бы признанием уместности реализма в оперном жанре.  Более того,  произведение стало первым в истории музыкального театра  США, где афроамериканцы были показаны с уважением и сочувствием к людям.

Признание опера получила уже после ухода из жизни Джорджа Гершвина. Он считал оперу своим лучшим творением, хотя успел создать и  другие прекрасные работы.

Композиции из  «Порги и Бесс»  знакомы практически каждому человеку.  Особой душевностью и нежностью наполнена колыбельная Клары  «Summertime».

Услышать композицию «Спи, дитя» («Summertime») можно в исполнении актрисы Веры Свешниковой.

Вера Свешникова - Спи Дитя (Те, кто мы есть: Закрытый Рояльный Вечер, 18-09-2017, Санкт Петербург)